Как не допустить экстремистскую атаку на детские учреждения республики?

Как не допустить экстремистскую атаку на детские учреждения республики?

Сотрудники правоохранительных и силовых структур за эти годы проделали большую работу, чтобы пресечь эту экстремистскую пандемию.
Обыск
Обыск Фото: daglife.ru
Сотрудники правоохранительных и силовых структур за эти годы проделали большую работу, чтобы пресечь эту экстремистскую пандемию.
С расцветом радикализма в Дагестане стало понятно, что салафитские мечети и адепты ваххабитского вероучения – то самое зло, что косит местное население и толкает их в ряды бандподполья, мотивирует их на пособничество террористам или на членство в террор-организации «Исламское государство» (запрещенное на территории РФ).

Сотрудники правоохранительных и силовых структур за эти годы проделали большую работу, чтобы пресечь эту экстремистскую пандемию. Вирусом радикального учения, как известно, заражается всё больше людей: а) недовольные властью, особенно коррумпированным разгулом местного чиновничества, б) не желающие узнавать всё о религии своих предках, а предпочитающие «прыгать по верхам» с заносом в то, что соответствует их агрессивной, ассоциативной, извращенной натуре, в) подверженные стадному чувству, г) являющиеся гнилохарактерными и обогащающиеся преступным путем за счет западных спонсоров, продвигающих на Кавказе проекты, дестабилизирующие обстановку в нашей стране.

Грань между салафитами и ваххабитами в Дагестане настолько стёрта, что салафитские общины стали отождествляться с ваххабитскими. Последние, конечно, в нашем крае уже запрещены давно, но явно прикрываются салафитской направленностью.

Адептов этих салафитских сборищ можно узнать по их агрессивному восприятию окружающего мира, точнее мироустройства, и своему пониманию основных устоев мусульманской веры, которые согласно сектантской традиции просто  переписываются/переиначиваются «под себя». Ну и безусловно, обязательный атрибут – во всех грехах обличать официальную власть и кто ее принимает и адекватно воспринимает. 

В связи с тем, что экстремизм взят в тиски по республике той самой официальной властью и силовиками, но еще трепыхается, радикалы выбрали тактику маскировки под «незлобливых» верующих, притесняемых госвластью из-за «скелетов из прошлого».

Под нашим носом они плавно трансформируются в правозащитники, причем обычно их поддерживают организации со статусом «иностранного агента» типа «Мемориала», просачиваются в СМИ, пытаются занять ниши в общественных организациях и даже жить на госбюджетную зарплату, а также стремятся занять должности в духовно-просветительских центрах, чтоб из под полы «толкать в массы» свои не «чистоисламские» постулаты и распространять вирус радикализма дозированно, но эффективно.

По разработанным на Западе методам детские и юношеские умы легче всего настроить на нужную волну при умелой организации.

И при предыдущем руководителе республике уделялось внимание проверке детских учебных заведений, многие из которых оказались «частными лавочками» и под прикрытием «религиозного обучения» калечили детские души неправильной трактовкой ислама и подменой человеческих ценностей. Причем в ряде дошкольных учебных заведений это практиковалось широко, ведь только в последние годы стала выравниваться ситуация с детсадами в Махачкале, которых в городе испытывалась острая нехватка. Поэтому, используя благодатную почву, порожденную дефицитом дошкольных учреждений, расплодились учебные детские центры с религиозным уклоном, где воспитанием и обучением детей занимались всякие «мутные личности».

Данная работа против подобных «клоак», замаскированных под «детский уголок», продолжается до сих пор. Но каждую инициативу сотрудников правоохранительных органов «салафизирующие общественники» выставляют как противоправные мероприятия и факты притеснения по религиозному признаку.

На днях напомнил о себе Икрамудин Алиев, которого когда-то уволили с должности координатора прокремлевского молодежного движения в Дагестане за отпущенную бороду и который воодушевился ведением собственных блогов и обвинением власти в попытках закрыть ту или иную салафитскую мечеть. Договорился Алиев и до того, что приписал сотрудникам правоохранительного ведомства подбрасывание его «братьям по вере» оружия и наркотиков. Причем наезжать на служителей закона бородатый горец с патлатой салафитской репутацией предпочитает игрой на публику. 

Вспомним хотя бы то, как, дождавшись приезда в Дагестан Максима Шевченко, – водившего дружбу с прорадикальным Орханом Джемалем, которого в этом году убили на африканском континенте, –Икрамудин Алиев в мае 2016 года пробрался участником «круглого стола», «накрытого» в Доме дружбы. Перед делегацией Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Алиев сотрясал воздух тем, что сотрудники шестого отдела присутствуют и на этом заседании, и театрально вопрошал, указывая на одних из присутствующих, зачем они задерживают прихожан энных мечетей по пятницам и подкидывают им спайс.

Странно, что сей бородатый господин до сих пор не вызван в суд за голословные обвинения правоохранителей при исполнении.

В этом году Алиев вдруг заверещал о противоправных действиях, которые совершили представители закона в отношении его супруги Заремы Алиевой. Дамочка является директором одного из детских центров в Махачкале.

СМИ, сочувствующие недоброжелателям официальной власти, уже растрезвонили, что Икрамудин Алиев, его жена и две сотрудницы (администратор и воспитатель) центра по уходу и присмотру за детьми были доставлены после обыска в одно из подразделений силовых структур в Махачкале. Потом их, мол, отпустили.

Как известно, все, активно очерняющие власть в своих выступлениях, – это люди при деньгах и со связями с такими же, как они, «правозащитными пройдохами». Поэтому стоит ли удивляться, что к занервничавшему Алиеву примчался адвокат Мурад Сафаралиев, который, по отчетности ряда оппозиционных СМИ, «приехал в детский центр во время проведения обыска, чтобы представлять интересы своих подзащитных, но не был допущен в здание сотрудниками правоохранительных органов». (Кстати, этот господин, как писали разные информационные источники, был вслед за своим  хозяином Алиевым доставлен в отдел полиции – в связи с оказанием сопротивления полицейским и нецензурной бранью).

«Новое дело» и вовсе разродилось многостраничным «газетным опусом», дав ему почти детективное название –  «Обыски в темноте».

В темных красках, согласно «оглавленческой композиции», новодельцы описали, как 19 сентября сотрудники правоохранительных органов прошли в здание детского центра на ул. Ломоносова и провели обыск на предмет наличия запрещенных предметов.

Газетчики утверждают, что правоохранители интересовались и личностью некой Лианы Рамазановой, а вскоре в центре был отключен свет – что намекало на невозможность зафиксировать «вторжение» на камеры слежения. То, что по всему кварталу была проблема с электричеством, наверняка так же захотели поставить в вину полицейским.

Однобоко «Новое дело» осветило столь «темное дело»: уделило массу внимания Алиеву и предоставило газетную площадь для его продолжительных стенаний. «Там были люди в масках, – жаловался блогер и муж бизнесвумэн. – Нам говорили: «Мы из ФСБ», но, скорее всего, это были сотрудники Центра по противодействию экстремизму МВД Дагестана, которые боялись показать свои лица… Вызвали прикомандированных сотрудников полиции и сказали им, что якобы я мешаю проводить обыск – те задержали меня, посадили в полицейскую «Газель», где я находился, пока проводился обыск. При этом никаких документов о задержании не оформляли ни на месте, ни в отделе полиции – в общем итоге прошло более трех часов. В Советский райотдел нам с женой пришлось ехать, взяв двух наших малолетних дочерей, еще двое малолетних детей остались дома.

Мне выдали копию протокола обыска, составленную с многочисленными процессуальными нарушениями, не говоря уже о тех нарушениях, которые были допущены при проведении обыска. А моего адвоката Аиду Касимову, прибывшую к отделу полиции, не пропустили в здание, и она всё это время прождала на улице».

Феерично – сразу две адвокатские особи «встряли» за салафита Алиева! У статистического рядового добропорядочного дагестанца и одного-то не наберется, а Икрамудин Алиев, видать, имеет огромный опыт доказывать свою непричастность к тому или иному противоправному действию, раз оплачивает услуги нескольких адвокатов.

Далее в «новодельной» информации пошел скучный рассказ Алиева о том, как поплохело его супружнице и как ей в домашних условиях делали укол с так и не рассекреченным для печати лекарством и хорошо еще, что без подробностей куда именно кололи.

Зарема Алиева не в первый раз «попадает на карандаш» к полицейским. Ранее она «рулила» в детском клубе «Аманат», который также привлек внимание сотрудников правоохранительных органов. В декабре 2013 года силовики провели в этом детском учреждении, где администратором работала жена Икрамудина Алиева, спецмероприятия по серьезной причине. По данным силовиков, клуб принадлежал салафитской общине и занимался незаконной образовательной деятельностью. Администрация клуба тогда заявила, что в нем проводятся занятия творческих кружков, которые не нуждаются в лицензировании. Из этого понятно, что госаккредитации на подобного рода деятельность клуб не имел. 
То, что у них не всё в порядке со следованием госстандартам, Алиевы не афишируют, зато ведут судорожный подсчет, сколько раз их потревожили правоохранители. 

«В нашем учреждении в этом году проводилось уже 4 проверки, аналогичная ситуация и за предыдущие 7 лет работы центра, – волнуется Алиев. – Под лозунгом якобы борьбы с экстремизмом продолжаются рейды не только в детских, но и в популярных, с наличием «исламского компонента» спортивных и оздоровительных центрах, семейных ресторанах и кафе».

Хорошо, что нашим правоохранительным органам небезразлично, кто и как воспитывает дагестанских детишек за закрытыми дверьми детских центров, к которым надзорные органы имеют нарекания и за которыми идет не очень добрая слава…

Комментарии (0)

    Новости

    1566234865

    В Дагестане обновят списки ополченцев, выступивших против боевиков в 1999 году

    1566231826

    Международный терминал аэропорта Махачкалы введут в эксплуатацию до конца года

    1566231128

    В автобус с паломниками из Дагестана врезалась фура

    1566206656

    В Дагестане выработано электроэнергии на 1,6% больше чем в прошлом году

    1566146374

    Верховный суд Дагестана оставил депутата Раджабова под арестом

    1566137222

    Минздрав Дагестана засудила больная серьезным недугом

    1566136299

    В Дагестане завершили вакцинацию пожилых людей от пневмококка

    1566111648

    Пункт раздельного сбора мусора появился в Махачкале

    1566042082

    «Анжи» проиграл «Черноморцу»

    1566029601

    В Дагестане поступило 38 заявлений от желающих работать в сельских школах

    Наши авторы

    Ольга Дьякова

    Ольга Дьякова

    Иван Ставропольский

    Иван Ставропольский

    Демиос Алиев

    Демиос Алиев

    Вилонова Оксана

    Вилонова Оксана

    Сергей Сыровацкий

    Сергей Сыровацкий

    240x400
    240x400