Кто пытается дагестанских террористов позиционировать политзаключенными?

Кто пытается дагестанских террористов позиционировать политзаключенными?

С 90-х годов, когда перестройка и гласность открыли врата для разгулья бандитизма и криминала по стране, на нас обрушилась новая беда: религиозный экстремизм.
i
i Фото: i
С 90-х годов, когда перестройка и гласность открыли врата для разгулья бандитизма и криминала по стране, на нас обрушилась новая беда: религиозный экстремизм.
Общеизвестная фраза «Религия – опиум для народа» всё чаще приходит на ум, когда узнаешь, как одурманиваются умы наших сограждан проповедниками лже-ислама. Всё самое доброе, человеколюбивое из религии мусульман ими вычеркивается и адепты воспринимаются как оружие для убийства. 

С 90-х годов, когда перестройка и гласность открыли врата для разгулья бандитизма и криминала по стране, на нас обрушилась новая беда: религиозный экстремизм.

Сначала народ, семь десятилетий проживавший в стране, исповедовавшей атеизм, не знал, что делать с этим правом свободного религиозного волеизъявления.  Пока разбирались в себе и пытались понять, верят ли в Бога и в какого Бога, многие оказались в плену у сект.

Разрешение молиться кому угодно и где угодно, вызвало стремительное нарастание всяческих молитвенных домов, в Дагестане в частности расплодились так называемые «домашние медресе». На таких религиозных «квартирниках», по сути, и началась вербовка в радикальные бандгруппы. Вместо того, чтоб идти в мечети, которые открыто функционировали и проповедовали традиционный ислам, многие дагестанцы, преимущественно необразованная и ленивая молодежь, выбирала легкие пути и агрессивные методы в своем «религиозном становлении». Они кучковались в группы по интересам, которые и становились разными ячейками бандподполья.

До сих пор эти гнойники выскакивают на теле многострадального Дагестана.

Примеры того, когда структуры власти гасят эти очаги радикального воспаления, очень поучительны для тех, кто каким-то образом остался в живых, будучи единомышленником или пособником экстремистов, и тех, кто мог бы податься соблазну уйти по неверному пути лже-ислама, ища легкие пути наживы и испытывая тягу к преступной деятельности, либо будучи несведущим в религии предков.

Экстремистская деятельность, увлечением радикальным исламом наказуема. Это должны усвоить те, кто уже встал либо подумывает пойти по данной скользкой дорожке.

Как назидание служит и то, что преступники не избегают правосудия. Так, к восьми годам тюремного заключения приговорен 30-летний житель Избербаша Ильгар Алиев, которого правоохранители задержали еще в апреле 2017 года. Теперь же Избербашский суд вынес ему приговор – и почти 10 лет злоумышленник, прикрывавшийся своей лже-религиозностью, поведет в местах не столь отдаленных, за решеткой.

Его признали организатором ячейки «Нурджулар». Это организация, зарожденная в Турции, запрещена в России как террористическая. По данным ФСБ России, функционеры данной организации осуществляли тесные контакты с представителями действующих в Турции организаций, оказывающих помощь бандформированиям в Чечне. Они также распространяют в Сети экстремистские материалы.

По мнению ФСБ России, в Российской Федерации движение «Нурджулар», которое является многоуровневой, четко структурированной организацией, носит целенаправленный характер. За каждым регионом страны закрепляется тот или иной фонд или фирма, которые являются ответственными за распространение в нем идеологии движения. Их деятельность контролируется руководящими функционерами «Нурджулар», которые регулярно совершают инспекционные поездки по российским регионам. Занимаются здесь проповеднической деятельностью, привлекая к себе всё новых и новых адептов. «Нурджулар» является многоуровневой, четко структурированной организацией. Её деятельность носит конспиративный характер, в структуре имеется собственная служба безопасности, располагающая банком данных на всех членов движения и занимающаяся, в частности, выявлением агентуры национальных спецслужб и правоохранительных органов…

Поэтому Алиев и «промышлял», пока был на свободе, в своем «домашнем медресе», активно вовлекая в эту организацию молодых людей.

Подобные «домашние медресе» организовали другие приверженцы «Нурджулар» Зиявдин Дапаев, Сухраб и Артур Калтуевы, которые в прошлом году были приговорены к заключению в колонии на срок от трех до четырех лет.

Что примечательно, так называемые правозащитные центры со статусом «иностранного агента», которые имеют целью поддерживать тех, кто дестабилизирует обстановку в России, сразу включаются в защиту пойманных экстремистов.

Стоило силовикам обезвредить радикальные ячейки Дапаева, Калтуевых, как правозащитная организация  «Мемориал» прониклась к этим преступникам и активно стала называть их «политзаключенными».

Комментарии (0)

    Новости

    1585187566

    Временно закрыто передвижение через приграничный пункт пропуска «Тагиркент-Казмаляр» в Дагестане

    1585187363

    Колледжи Дагестана помогают компенсировать нехватку медицинских масок

    1585187243

    Власти Дербента просят оказать содействие в приобретении медтехники и средств защиты населения

    1585187134

    МФЦ Дагестана перешли на режим работы по предварительной записи

    1585186695

    В поселке Сулак построят детский сад на 200 мест

    1585186460

    В СКФО из-за опасности распространения коронавируса вводят новые ограничительные меры

    1585185134

    Главу Кизлярского района Дагестана подозревавют в совершении преступления

    1585164443

    В Кизляре работник энергокомпании обманул пятерых жителей

    1585102836

    В Дагестане начал работу ситуационный центр по вопросам противодействия распространения COVID-19

    1585076259

    В Махачкале сбили пешехода

    Наши авторы

    Алина Орлова

    Алина Орлова

    Не установлено

    Ольга Дьякова

    Ольга Дьякова

    Иван Ставропольский

    Иван Ставропольский

    Демиос Алиев

    Демиос Алиев

    Вилонова Оксана

    Вилонова Оксана

    240x400
    240x400